fotomm (fotomm) wrote,
fotomm
fotomm

Мой друг Мамзиддык

Наверное,это неправильно называть другом человека, едва тебе знакомого, с кем провел всего несколько дней своей жизни. Возможно, все дело в том, что это были не серые будни, а неделя в Гималаях и все - природа, люди, события того времени – живет в моих воспоминаниях теплом ночного костра, запахом мокрого снега и хвои ,вкусом кальяна и специй.



Мамзиддык был одним из четырех проводников, сопровождавших нас в этом треке по горам Кашмира. Маленького роста ,щуплый и очень шустрый, он был старше всех остальных. Внизу, в деревне Наранаг, откуда мы начинали, его остались ждать жена и трое детей. Казалось, и в нем самом живет душа ребенка – наивные глаза, бесхитростные поступки и дурашливость сорванца-подростка. Все к нему так и относились – а он не обижался.



Накидка из грубой ткани, рваные штаны и пластиковые туфли с рваными носками, не закрывающими даже пальцы – это все,во что он был одет. Видимо ,крайняя нищета и содержание немаленькой семьи не позволяли ему экипироваться лучше.



Целью одного из наших радиальных выходов было горное озеро. Весна, перевалы еще не очистились от снега ,и подъем очень тяжел. Основная часть нашей группы после нескольких часов подъема повернула назад, со мной остались два проводника, в том числе Мамзиддык.




Все выбились из сил, но мои проводники не предлагали мне повернуть – наверно им запрещали это правила, и они боялись лишиться денег, уплаченных за их работу. Когда мы окончательно замерзли, развели костер и согрелись, я увидел замерзшие ноги Мамзиддыка – мне стало стыдно, ведь я шел в горных ботинках.

«

Возвращаемся в лагерь !», - мои слова были восприняты с небывалой радостью, оба они принялись плясать вокруг костра , петь что-то на своем языке, а потом вдруг неожиданно стали растирать мне ноги и делать массаж. Видимо, они меня все таки воспринимали как белого господина, и им это не казалось унизительным.



Всю обратную дорогу мы пели песни : сначала я повторял за ними какие-то мантры, потом горное эхо разнесло по округе голоса моих спутников, с грехом пополам орущих что-то типа « ай, марощ, маро-ощ нье марощь минья !» - ни одна буква не была русской ,хотя мотив угадывался.




Вечером у костра мы с проводниками курили кальян, пели песни ,и это уже не было похоже на отношения белых господ и прислуги. Обращаясь к Мамзиддыку, я говорил «май френд», он отвечал тем-же.



После возвращения в Наранаг мы простились с нашими проводниками. На прощание я подарил Мамзиддыку свои носки,свитер и немного рупий – кажется он был счастлив ! Может и сейчас его греют мои носки и свитер, а меня греют воспоминания о маленьком человеке в больших Гималаях.

Tags: Гималаи, Индия, Кашмир
promo fotomm january 7, 2013 09:43 2
Buy for 100 tokens
Если Вы разместите в этом окошке свою запись, то ее смогут прочитать 3 тыс.моих читателей. Стоить это будет всего 30 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 10 comments