fotomm (fotomm) wrote,
fotomm
fotomm

Аварийная посадка ,или Как мы выжили в авиакатастрофе

Аварийная посадка ,или Как мы выжили в авиакатастрофе.





Внезапная тишина в салоне самолета, только свист ветра за бортом и голос диспетчера по громкой связи: до аэропорта Савино 10 км. ,ваша высота 3900.Мишка рядом проснулся и сразу спросил почему так тихо и не крутится винт – я посмотрел-лопасти действительно неподвижны и выглядит это жутко. Короткое сообщение пилота диспетчеру: «У нас остановка двигателя» -дает нам понять всю серьезность ситуации. Потом встревоженный голос Саши: «Оденьте как можно больше одежды и шлемы - приготовьтесь к аварийной посадке..»








Ранее, этим же утром. Выезд затемно из Чебоксар, привычное прибытие в аэропорт Йошкар-Олы, где нас встречает заспанный охранник и его пес Граф. Немного времени на заливку топлива и укладку вещей в самолет. Наш пилот и хозяин самолета Николаич, или как мы его еще зовем Вождь, торопится-убегает оформлять бумаги на взлет.




Рядом с нашим ангаром стоят старые авиадинозавры А-2 с выдранными моторами и рваными перкалевыми крыльями. Они наполовину утопают в сухой осенней траве, которую колышет свежий утренний ветер - все это кажется декорацией к ретро фильму .. и наша «Цесна -182» –миниатюрная, одномоторная неплохо смотрится на этом фоне..



Возвратившийся Вождь дает команду на слив отстоя- мы покорно расстегиваем ширинки. Следующая возможность полить травку, а тем более ее удобрить, представится не ранее чем через 8 часов в Новокузнецке, если повезет и будет попутный ветер, или раньше в Омске, где придется сесть на дозаправку. А конечная наша цель –Шерегеш-горнолыжка в Кузнецком Алатау, где мы давно мечтали покататься и куда выехали уже поездом четверо наших приятелей. Нас тоже четверо –пилот Николаич, его десятилетний сын Мишка, Саша Обожгеев (тоже бывший летчик) и я.








Диспетчер по радио дает добро на взлет и уже скоро мы любуемся игрушечными домиками и игрушечными машинками, бегущими по игрушечным дорожкам. Правда недолго -чуть выше непроглядная облачность а потом яркое солнце и безбрежный океан облаков…




Хватаюсь за камеру и снимаю то фото ,то видео- Canon 5D-позволяет это делать.





Мишка тоже немного полюбовался, а потом завалился спать. Так прошло часа два - под мерный шум мотора и разговоры нашего пилота с диспетчерами по радио, мы уже где-то над Уралом.







Внезапная тишина, я вижу неподвижные лопасти пропеллера ,слышу сообщение об отказе двигателя- и в мозгу включается какой-то страшный счетчик, отсчитывающий теперь время толи до конца жизни, толи до некоего момента «Х»,после которого-неизвестность.. Странное ощущение- я знаю, что мы падаем -но как то довольно долго и плавно -мы планируем. 10 километров до Савино нам точно не дотянуть, мы уже в облаках и вокруг не видно ничего кроме серой мглы. «Под вами город, прямо по курсу завод» (как потом оказалось, пороховой)-сообщает диспетчер .



Нам не видно ничего, кроме капель воды, бьющих о стекло-тут еще и дождь..Неожиданно облака остаются где-то высоко над нами и становится видно, что мы уже не планируем, а стремительно несемся к земле. «7 километров до Камы, за ней вспаханное поле, на него можно попытаться сесть, доложите о ваших планах» -ровным голосом спрашивает диспетчер. Теперь мы видим все- и город, и завод, и Каму- все гораздо ближе чем бы нам хотелось. Нет даже намека на панику, все встревожены , но заняты делами- мы с Мишей уже одели верхнюю одежду и горнолыжные шлемы, третий шлем я протягиваю Саше, но он не торопится его одевать –у него на голове наушники, так -же как и у Николаича. «Не дотянем до того берега» - тихо говорит Вождь, Саша рядом с ним проверяет ремень безопасности, хотя какую безопасность может обеспечить ремень в этой ситуации , я не знаю. Хотя кажется, что самолет уже неуправляем, Вождь делает резкий крен вправо, в сторону от реки - под нами множество домов, деревьев , машин. Счет идет на секунды, самолет как-то странно покачивается, видимо уже не хватает инерции, скорости или чего-то еще для стабильного движения. Во всем том хаосе, что под нами, Николаич видимо инстинктивно находит автодорогу, и , хотя видно, что по ней проехала машина- видимо это единственный для нас шанс выжить. Миша опустил голову к коленям и накрыл руками, я снимаю последние секунды видео и прячу камеру в кофр, мужики впереди полностью сосредоточены на посадке…

Что чувствовал каждый из нас в этот момент - Бог знает! Я, человек достаточно спокойно относящийся к религии, мысленно несколько раз за эти секунды обратился к Нему. Это не было молитвой - я просто повторял его имя.






До земли остаются десятки метров, но вдруг мы совершаем еще один маневр и уходим от автодороги. Как потом рассказал Николаич - в последний момент он увидел стоящего на дороге человека, который нас похоже даже не видел и не слышал. Сначала резкие чирки задетых веток, и в то- же мгновение сокрушительный удар шасси об дерево- наш самолет делает немыслимый кульбит через правое крыло, которое само при этом разлетается на куски. Не слышу треска, не слышу криков - я расстаюсь с реальностью…









Удивительная штука – сознание. Отключается в самое интересное время и я не вижу , как разлетается на куски наш самолет, льется на снег и на нас керосин, где лежат мои товарищи и как сбегаются люди. Потом мне сказали , что меня выбросило через развалившуюся стенку фюзеляжа и я несколько минут лежал на спине с закрытыми глазами , судорожно хватая ртом воздух. Миша , как ни странно сознания не терял и ,похоже, отделался легче всех- только хромал и ссадины на лице, зато он был весь мокрым от керосина. Конечно нас обоих спасли шлемы – на них остались явные следы удара, а в наших головах только легкое сотрясение мозга, которое ,говорят ,пройдет через пару недель. Гораздо хуже пришлось остальным членам нашего экипажа. Когда я очнулся - увидел, как Николаич вытаскивает вместе с помощниками ,водителями проезжавших мимо машин, зажатого между креслом и приборной доской Сашу. В крови были оба, но Николаич еще держался, а Саша был уже без сознания и лежал с сине-желтым лицом.







Вокруг уже было полно народу – МЧС, Скорая помощь, пожарники начали заливать все пеной, но почему-то люди в форме не спешили на помощь , а в основном активно общались по телефонам- видимо докладывали начальству. Так Николаич с добровольцами сами и выковыряли Сашу, погрузили на носилки и довезли до машины Скорой. Люди в военной форме все бегали и узнавали наши фамилии, откуда мы и все докладывали, докладывали…

С радостью обнаруживаю возле себя кофр с фотиком и пытаюсь делать какие-то дежурные кадры. Кружится и болит голова, меня шатает, в груди что-то при движении похрустывает, но боли нет, половина лица в крови.








Наша, разбитая вдребезги птица, уже полностью залита пеной и видимо уже больше никогда не взлетит. Вокруг хозяйничают какие-то органы дознания, воняет керосином, слышен звук садящегося вертолета. Полное ощущение съемок фильма-катастрофы. Наконец нас всех увозят в ближайшую МСЧ №144.Там нас наконец избавляют от воняющей керосином одежды, дают какие-то таблетки, делают уколы, бинтуют и промывают раны.












Мне все твердят, что в рубашке родился и тут- же ведут на допрос, как самого уцелевшего. Потом допросы будут продолжаться еще несколько дней-с утра и до вечера. Шутка ли - ведь мы грохнулись в 100 метрах от ворот Порохового завода. Репортажи по теле и радио, заметки в газетах - всего этого мы не видим, сообщают по телефону друзья. Корреспондентов к нам не пускают все те же следователи. Мы трое – Вождь с сыном и я- лежим в одной палате, а Саша -в реанимации. Похоже, основной удар самолета о землю пришелся на его место, он потерял 5 литров крови, сломал обе ноги и руку, ремень безопасности похоже сыграл не лучшую роль - произошел разрыв селезенки, поджелудочной железы. Ко всему этому еще потом добавились почечная недостаточность, осложнения с печенью и сотрясение мозга. С момента падения он так и не пришел в сознание, ему сделали уже несколько операций. Будем надеяться на лучшее…


Удивительно, кроме следователей и наших знакомых, нас навещают те самые люди, которые помогали нам на месте падения ! Хотя чему тут удивляться -простой человеческой доброте ? -до чего же мы дожили ,если это воспринимаем ,как нечто особенное! Они приносят нам еду и фрукты, журналы и детские книги для Мишки. Спасибо за все , Люба ,ее сестра и Александр из Перми!

Ну раз уж начал благодарить - придется продолжать :всех медиков, что нас лечили, врача Николая Егорыча, Серегу Чудинова и Валеру Демакова.

Вот и вся история- с одной стороны грустная, с другой- не это ли тот случай, когда бог ли ,случай ли нас приласкал и ,упав с высоты почти 4 км, мы остались живы.







Все таки у этой истории трагичный финал Саша Обожгеев умер.
Наши соболезнования родным и близким.. На похоронах было много народу- его любили и ценили многие люди.

Прощай, Саша!

Таким мы его будем помнить…

Фотографии в альбоме «Саша Обожгеев» fotomm1 на Яндекс.Фотках

























Tags: ЧС, аварийная посадка, авиакатастрофа
Subscribe
promo fotomm january 7, 2013 09:43 2
Buy for 30 tokens
Если Вы разместите в этом окошке свою запись, то ее смогут прочитать 3 тыс.моих читателей. Стоить это будет всего 30 жетонов
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →